В октябре 1939 года Вялых Николай Алексеевич из Скородного был призван на действительную службу. В действующей армии он – с июня 1941 года. Героический подви

г Николай Алексеевич Вялых совершил в битве под Сталинградом вместе со своими товарищами – экипажем тяжелого танка «КВ» Алексеем Наумовым, Павлом Смирновым, Петром Норициным. Они встретились на сборном пункте, где формировалась 91-я танковая бригада, которой командовал полковник И. И. Якубовский. Беседуя с танкистами, он не раз говорил:

-             -   Чем больше пота вы прольете в тылу, тем меньше крови прольете в бою.

Молодые танкисты усвоили наказ командира. На ротных и батальонных учениях экипаж лейтенанта Наумова за слаженность действий экипажа, вождение, стрельбу, умение держать связь с командиром получал отличные оценки. После не очень-то длительной учебы бригада во второй половине ноября прибыла на Донской фронт, ее включили в состав 65-й армии.

27 ноября 91-я танковая бригада вместе с 304 стрелковой дивизией освобождала хутор Вертячий на берегу Дона. Вот как описывает этот бой историк А. М. Самсонов в книге «Сталинградская битва»:

« …Бой за Вертячий разгорелся в полную силу. Мощное огневое воздействие противника. Штурмовые отряды 304-й, поддержанные танками (91-й танковой бригады), медленно продвигались в глубь селения с юго-западной окраины. Здесь немцы были слабее. Они, естественно, ожидали удара с севера и там укрепились основательно: имелось предполье с различными инженерными заграждениями, установлены надолбы, на каждые 100 метров – до трёх ручных пулеметов, один станковый и два противотанковых орудия. Пленные, захваченные этой ночью, показали: немецкое командование приказало превратить подступы к Вертячему в зону смерти. С солдат и офицеров взята подписка – если они сдадут Вертячий или сами сдадутся в плен, то семьи их будут расстреляны.

Отдадим должное героизму 304-й дивизии. Она первой начала штурм этой крепости. Незадолго до рассвета 252-я дивизия тоже форсировала Дон и ударила по западной окраине, почти одновременно атаковала опорный пункт с севера 27-я гвардейская. Командиры обоих соединений доносили, что встретили сильное сопротивление, успеха не имеют. Им было приказано оставить заслоны для блокирования и обходить главными силами Вертячий. Противник почувствовал, что его обходят. Донесение авиаразведки: замечено активное движение автомашин от Вертячего на восток.

Как только передовые части захватили в Вертячем немецкие блиндажи, в один из них был перенесен армейский наблюдательный пункт. Мы выбрали для себя небольшой блиндаж, где у немцев был узел связи. Рядом находился бывшей КП немецкой дивизии – огромное помещение, углубленное под землю на 18 метров, сверху – 12 накатов бревен. Видать, гитлеровцы собирались долго здесь отсиживаться…»

Бой за хутор Вертячий был через четыре дня после того, как наши войска окружили Сталинградскую группировку немцев. Наши войска наступали на Сталинград со всех сторон, сжимая кольцо окружения. Тяжелые бои шли более двух месяцев.

Перед одним из таких боев друзья-танкисты написали письма родным и друзьям. Командир танка – лейтенант  А. Ф. Наумов – другу детства Петру Волошину в Ярославль; механик-водитель – старшина П. М. Смирнов – жене А. В. Смирновой в Астрахань; наводчик – младший сержант П. М. Норицин – своему сослуживцу по гражданской работе М. И. Мотовилову в Архангельск; радист – младший сержант Н. А. Вялях другу детства – сержанту С. В. Кукушкину в Н-скую часть. Письмо Н. А. Вялых сохранилось, вот его содержание: «Здравствуй Сережа! Сообщаю тебе, что вчера прошли целых четыре километра. До нашей Курской области еще далеко, а до Скородного ещё дальше, но ничего – все-таки идем вперед. Считаю не только километры, считаю даже метры. Как хочется скорее освободить всю родную землю!

А ран на ней, Сережа, не счесть. Вот сколько уже идем по волжским степям и, считай, ни одного целого населенного пункта. Все сожжено, взорвано, искорежено. Фашисты не щадят ничего: ни строений, ни деревьев, ни людей. Как деревня – уйма трупов: старики, женщины, дети. Зарезаны, убиты, удушены. В фашисте не осталось ничего человеческого.

Больно думать, больно говорить об этом. Но ни из ума, ни из сердца родное не выкинешь. И чем страшнее вижу картину – тем больше и чаще думаю о своём селе и обо всех, кто там остался. Пиши мне чаще. Если же тебе посчастливится раньше зайти в Скородное или узнаешь, что оно освобождено, - помни обо мне. Расскажи или попроси своих рассказать, что ты знаешь о моей службе на фронте. Пиши, Сережа.

Обнимаю. Николай.»

В январе советские армии все сильней сжимали кольцо окружения 6-й армии Паулюса. В морозный день 14 января 91-я танковая бригада наступала в направлении Большой Россашки. В первом эшелоне в атаку шел батальон тяжелых танков капитана Рискова. Немецкая артиллерия выстроила перед наступавшими танкистами сплошную стену заградительного огня. Неожиданно огонь противника стал слабеть – это по вражеским батареям ударили более 400 наших орудий. Впереди, левее и правее батальона стали расти смерчи из огня и дыма – наша артиллерия расчищала путь танкам. В наушниках зазвучал голос командира танка Наумова:

-                -Павел, смотри, как наша артиллерия лупит! – Вслед за этим последовала команда, – Справа пулеметное гнездо. Поворот!

Всей своей многотонной массой тяжелый танк раздавил пулеметное гнездо. Норицин в это время накрыл огнём второй пулемет противника. Грозной и страшной стальной махиной двигался танк Наумова по окопам и землянкам немцев, вдавливая всё живое в мерзлую землю. Гитлеровцы группами и в одиночку пытались бежать, но падали под танковыми пулеметными очередями.

Вдруг из-за высоты показались семь танков противника. Капитан Рисков приказал первой роте атаковать эти танки. Последовал приказ Наумова своему механику-водителю: «Идти на сближение!» В течение нескольких минут четыре немецких танка уже горели. Экипаж танка Наумова получил новую задачу – уничтожить немецкую батарею. Наводчик Нарицин открыл из танкового орудия огонь по этой батарее. Один, два, три, четыре снаряда – и все точно в цель. За уничтоженной батареей открывался обзор на дорогу Большая Россошка – Подсобное хозяйство. По ней двигалось 12 автомашин. Двумя снарядами Норицин уничтожил две из них. Еще три были раздавлены гусеницами танка. Когда танк громил автоколонну, раздался сильный удар в правый борт. Все замерли. Смирнов сказал: «По-моему, повреждена гусеница. Выхожу смотреть. Наумов приказывает Норицину и Вялых вести наблюдение за местностью и в случае необходимости прикрыть огнем. Сам он тоже покинул танк. Работали молча. Два или три раза пришлось прижаться к земле – бил вражеский пулемет.

-                Всё, лейтенант. В машину! - бросил Смирнов, вытирая тряпкой окоченевшие руки.

Через три дня командир бригады полковник Якубовский зачитал приказ командующего Донским фронтом генерала К. К. Рокоссовского, в котором среди других танкистов был награжден и экипаж Наумова. За героизм и мужество, проявленные в бою 14 января 1943 года, за уничтожение двух танков, 5 автомашин, одной артиллерийской батареи, семи дзотов, пяти пулеметов и 120 гитлеровцев Наумов и Смирнов награждены орденами Красной Звезды, Норицын и Вялых – медалями «За отвагу».

А ровно через неделю танк Наумова пошел в последний бой. В этот день 21 января бригада Якубовского атаковала противника в балке Безымянка, имея целью прорваться к хутору Новая Надежда. Опять сильно била наша артиллерия, опять огрызались пушки и минометы врага. Тяжелые танки бригады прокладывали путь наступавшей пехоте. Танк Наумова был впереди. Он давил и уничтожал огневые точки и блиндажи, расстреливал отступающих вражеских солдат. Уже на окраине хутора случилось несчастье – КВ был подбит тяжелым снарядом. Наумов передал командиру батальона по радио: «Потеряли ход. Двигаться не могу. Немцы атакуют большими силами. Веду бой с места». Бригада трижды всеми своими силами атаковала противника, но пробиться к вырвавшейся вперед машине Наумова не смогла. Вскоре командир батальона принял от экипажа новую радиограмму: «Израсходовали все боеприпасы. Уничтожили до 100 гитлеровцев. Сейчас они подкатывают к машине какие-то бочки. Погибаем, но не сдаёмся! Прощайте, товарищи. Да здравствует Родина! Да здравствует Победа! Алексей Наумов, Павел Смирнов, Петр Норицын, Николай Вялых, Феодосий Ганус (заряжающий сержант Ф. Ганус был новичком в экипаже, он первый раз пошел с ним в бой). Это была их последняя радиограмма. Вечером бригада вместе с артиллеристами и пехотой сломила сопротивление немцев и овладела хутором Новая Надежда. На окраине хутора танкисты увидели обгоревшую машину Наумова. В броне её чернели пробоины. А недалеко стояли два фашистских танка с развороченными башнями, вверх колесами лежали три орудия. Вокруг танка Наумова множество трупов немецких солдат.

Останки героев были перенесены на хуторскую площадь и тут же с воинскими почестями похоронены. Бригада Якубовского продолжала сжимать кольцо вокруг окруженной группировки врага: 25 января на этом направлении были взяты последние опорные пункты перед Сталинградом – Александровка и Городище. За 16 дней боев (с 10 по 25 января) немцы потеряли более 100 тысяч убитыми, ранеными и пленными. Всего десять дней не дожили герои до великой победы под Сталинградом – 31 января закончилась ликвидация южной группировки (фельдмаршал Паулюс сдался в плен), а 2 февраля в плен сдались последние 40 тысяч солдат и офицеров северной группировки. 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1943 года Алексею Федоровичу Наумову, Павлу Михайловичу Смирнову, Петру Михайловичу Норицину и Николаю Алексеевичу Вялых было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Приказом Министра Обороны СССР они навечно занесены в состав 1-й танковой роты Фастовского ордена Ленина, Краснознаменного, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого полка.

Феодосий Григорьевич Ганус был посмертно награжден орденом Ленина.

Гранитный монумент установлен на месте гибели экипажа. На граните высечены слова: «Великие подвиги ваши бессмертны, слава о вас переживет века».

В 70-е годы Губкинский районный Совет депутатов трудящихся с целью увековечивания памяти Героя Советского Союза Вялых Н. А. принял решение:

1.                Переименовать улицу Коммунистическую в Скородном в улицу имени Героя Советского Союза Вялых Н. А.

2.                Установить мемориальную доску на здании Скороднянского отделения Госбанка и утвердить следующий текст надписи на мемориальной доске: «Здесь, в Скороднянском отделении Госбанка, до призыва в Красную Армию работал Герой Советского Союза Вялых Николай Алексеевич. Погиб под Сталинградом 21 января 1943 года».


Белгородский государственный университет - 2005 г.

 
Hosted by uCoz